Выбери любимый жанр

Слово Освобождения - ле Гуин Урсула Крёбер - Страница 1


Изменить размер шрифта:

1

Где он? Жесткий и склизкий пол, застоявшийся, без единого лучика света, воздух — вот и все, что здесь было. И еще эта невероятная головная боль. Распластавшись на холодном и влажном на ощупь полу, Фестин застонал, а затем произнес: «Посох!» И когда ольховый посох чародея не возник у него в руке, он понял, что попал в беду. Не имея возможности без помощи посоха добыть достаточно яркий свет, он сел и, щелкнув пальцами высек искру, пробормотав при этом некое Слово. От искры вспыхнул голубоватый шарик блуждающего огонька, и, медленно потрескивая, поплыл по воздуху. «Вверх», — сказал Фестин и светящийся шарик, колыхаясь, начал подниматься все выше и выше, пока где-то на невообразимой высоте не осветил в сводчатом потолке крышку люка. Она была так далеко, что Фестин, на мгновение перенесшийся мысленно в светящийся шарик, увидел свое собственное лицо как бледную точку в сорока футах внизу. Свет не отражался от сырых стен, ибо они были сотканы из ночи при помощи магии. Он вернулся в свое тело и сказал: «Прочь». Шарик угас. Фестин сидел во тьме, похрустывая костяшками пальцев.

Должно быть, его захватили врасплох, подкравшись сзади. Последнее, что он помнил, это как он шел вечером по своему лесу, разговаривая на ходу с деревьями. Все эти последние годы, находясь в самом расцвете сил, он был угнетен тем, что все его обширные знания и навыки никому не нужны и, решив научиться терпению, покинул деревни, уйдя общаться с деревьями. Главным образом, с дубами, каштанами и серыми ольхами, чьи корни пили проточную воду. Прошло шесть месяцев с тех пор, как Фестин последний раз разговаривал с человеком. Он полностью растворился в природе, не нуждаясь ни в каких заклинаниях Так кто же связал его чарами и запер в этом вонючем колодце? «Кто?» — требовательно спросил он у стен, и Имя медленно проступило сквозь поры камня тяжелой черной каплей пота: «Волл».

На мгновение и сам Фестин покрылся холодным потом.

Впервые о Волле Беспощадном он услышал еще давным-давно. О Волле говорили, что он больше чем просто колдун, да к тому же не похож на обычного человека; что он переходит с одного острова Внешнего Предела на другой, уничтожая творения Древних, порабощая людей, сводя леса и опустошая поля, заключая в подземные склепы всех чародеев и магов, что пытаются сразиться с ним. Беженцы с разоренных островов рассказывают всегда одно и то же: появляется он вечером, вместе со зловещим ветром с моря. Слуги его плывут за ним на кораблях и их-то видеть можно. Но никто никогда еще не видел Волла… На Островах всегда было много злых людей и существ, поэтому Фестин — погруженный в обучение юный чародей, — не обратил особого внимания на россказни о Волле Беспощадном. «Я смогу защитить этот остров», — подумал он, чувствуя в себе нерастраченные силы, и вернулся к своим дубам и ольхам, шелесту ветра в их листьях, биению жизни в их круглых стволах, ветвях и веточках, привкусу солнечного света на их листьях, к темным грунтовым водам вокруг корней… Что теперь стало с его старыми товарищами — деревьями? Неужели Волл уничтожил лес?

Окончательно прийдя в себя, Фестин встал на ноги, дважды широко взмахнул руками, а потом уверенно и громко выкрикнул Имя, которое сжигает все замки и срывает с петель рукотворные двери. Но эти стены так были пропитаны ночью, что Имя Творца не было замечено, не было услышано. Имя эхом отразилось от стен и с такой силой ударило в уши Фестина, что он, упав на колени, затыкал уши пальцами до тех пор, пока оно не умерло где-то в сводах склепа высоко наверху. Потрясенный такой отдачей, он сел, решив пораскинуть мозгами.

Они были правы, Волл силен. Здесь, на своей территории, в этой заколдованной подземной темнице, его магия отразит любое прямое нападение, а силы у Фестина с утратой посоха убыло вдвое. Но даже его тюремщик не мог отнять у Фестина способности использовать силы Воплощения и Перевоплощения. Помассировав голову, теперь болевшую вдвое сильнее, он перевоплотился. Его тело растаяло, превратившись в легкое облачко тумана.

Оно лениво оторвалось от пола и поплыло вдоль склизких стен, пока не нашло там, где стены переходили в свод, трещинку толщиной в волос и сквозь нее, капелька за капелькой, начало просачиваться наружу. Оно почти все вытекло в трещину, когда горячий, как из доменной печи, ветер ударил в него, рассеивая и высушивая капельки влаги. Туман спешно просочился обратно в темницу, скользнул, закружившись спиралью, к полу, и принял облик Фестина, который лежал, жадно хватая ртом воздух. Перевоплощение вызывает сильное эмоциональное потрясение у таких погруженных в себя чародеев, как Фестин; а когда к этому еще добавляется шок возможной нечеловеческой смерти в одном из принятых обликов, то подобное сочетание может надолго вывести из строя. Фестин некоторое время лежал неподвижно, глубоко дыша. А еще он злился на самого себя. В конце концов, удрать в виде тумана — это слишком бесхитростный ход. Каждый дурак знает этот трюк. Волл мог просто оставить горячий ветер на страже. Тогда Фестин принял облик маленькой черной летучей мыши и взлетел к потолку, затем перевоплотился в дуновение свежего ветерка и просочился сквозь щелку.

На этот раз все обошлось и он тихонько полетел через холл, в котором оказался, к окну, и тут острое чувство опасности заставило его собраться воедино и принять первый пришедший на ум связный облик — золотое кольцо. И как раз вовремя! Ураганный порыв ледяного ветра, который разметал бы его в прежнем облике в невосстановимый хаос, теперь лишь слегка охладил кольцо. Когда шторм утих, Фестин лежал на полу, раздумывая, в какой форме он быстрее всего доберется до окна.

1

Жанры

Деловая литература

Детективы и Триллеры

Документальная литература

Дом и семья

Драматургия

Искусство, Дизайн

Литература для детей

Любовные романы

Наука, Образование

Поэзия

Приключения

Проза

Прочее

Религия, духовность, эзотерика

Справочная литература

Старинное

Фантастика

Фольклор

Юмор

Литературный портал Booksfinder.ru
Скорочтение